Предыдущая   На главную   Содержание
 
Константин Свириденко
"Мы с тобой неизмеримо вечны..."
 
***
А я тебя по-прежнему люблю...
Спокойно, тихо и щемяще нежно.
Моя любовь - как выстраданный блюз -
Не злюсь, не буйствую... Целую безмятежно
Твою ладонь. Сверкают где-то льды
Мне недоступные в полярном океане,
Я слышу бури шум и плеск воды
В моем, отдельно вымытом стакане...
Но - не тревожит! Все! Окончен срок
Шальных скитаний, призрачных условий,
Как только умереть позволит Бог,
Так и помру. Устало и с любовью...


***
Твой голос?
Это звон ручья!
Прикосновенье птичьих крыльев!
Да:
Ты и я:
Любовь моя,
Жаль, я не рядом:
Эх, бессилье!
Эх, слабость, черт ее дери:
Тебя не вырву из болезни,
А вот чуть-чуть помочь:
Бери!..
Мой голос для тебя полезней
Десятка импортных лекарств?
Да что там!
От друзей приветы:
Тебе открою сотни царств
И многоцветие рассветов!
Ты поправляйся, бога ради!
Тут дочка по ночам не спит
И маму просит:
Правда, правда!
Мой голос?
Куревом хрипит!



***
В час печали, за плечами ночи черной
Мне из окон открывался странный вид:
Там отчаянье качалось увлеченно
На качелях увядающей любви

Рисовал его я. Получалось,
Так, что я не в силах рассказать...
А оно качалось и качалось,
По-собачьи глядя мне в глаза.

И стоял я молча, удрученно,
У черты, а может, за чертой
А Оно качалось ночью черной,
А Она была совсем не той...


***
Это будет.
Будет непременно,
Только дай мне душу отвести!
Не уйди, укутавшись надменно
Музыкою Млечного пути.
Не уйди! Не покидай без срока
Душу, не умевшую любить.
Мне сейчас безумно одиноко,
Волком вою. Жгу гемоглобин.
Прорастаю горестной печалью,
Черной, как беззвездная тоска:
Ускользает прошлое отчаянно,
Впереди - века, века, века.
Мы с тобой неизмеримо вечны,
Но любовь за вечность не пройти:
Не уйди, укутавшись беспечно
Музыкою Млечного пути!


***
Нескромный желторогий месяц
Вдруг проявился в небе сером:
Окно. Подъезд. Ступеньки лестниц.
Щелчок замка за чьей-то дверью.

Я прихожу и ты приходишь.
Проходим вместе радость, горе,
Проходим, хочешь или не хочешь,
Лишь корабли уходят в море.

Уходят. Рдеет гладь залива,
Вобрав расплесканное солнце.
Немного надо для счастливых:
Смотреть вдвоем в одно оконце

И приходить. Один к другому.
А уходить - так только вместе.
Да чтоб окно светилось в доме.
Окно. Подъезд. Ступеньки лестниц.


***
Лепится и не лепится!
Вновь проросла трещина!
Любится до нелепицы
Снежная моя женщина.

Нежится и жалеется!
Что же теперь следует?
Если любовь теплится
Мы на судьбу сетуем...

Сбудется, иль не сбудется?
Слепится, иль не слепится?
Может. Мне просто чудится,
Может, я сам - нелепица...


***
Мартовский теплый вечер
Ласковою истомой
Мне обнимает плечи
Сопровождая к дому...
Боже! Какая нежность!
Искренняя, без фальши!
Пусть одинок подснежник,
Время цветов - чуть дальше!


***
Звоню Москва-Иркутск:
И нету слов!
Сквозь двадцать лет разлуки -
Сладкой болью!
Уж если столько
Теплилась любовь,
Ее достойно
Величать
Любовью.


***
Я прощаюсь с тобой...
Непокорную горечь тумана
Наливаю в граненый,
Омытый ветрами стакан
Значит, будет покой...
Это просто немножечко странно!
Значит, ветер соленый
Не высветит мне Магадан...
Значит, будет сентябрь,
Шелестящий подошвами листьев,
Значит, будет зима
Колыхаться в полярном бреду...
Значит, буду не я
Сквозь пургу пробиваться неистово?..
Жаль, не я...
Я с ума
От познанья такого сойду.


***
Расставанье сердце растревожило...
Что за доля! Сам себе не рад!
Здесь бредут случайные прохожие
Сквозь январский редкий снегопад

Песня льется, тонкая и грустная,
Прорастает где-то там, в груди
И иду святою, светлой Русью я
По такому скользкому пути!

Незаметно пожалей, любимая,
Через дней холодных круговерть:
Гордость - штука малопроходимая,
Малоизлечимая, как смерть...

Пусть в душе растет цветочек аленький -
Отогрей его, весну творя...
Жаль, печаль начнет кружиться маленькой,
Хрупкою снежинкой января...


***
Не оставаться! Точечная дрожь
Пронзает нервы воспаленной плоти...
Слеза дождя, живущая в полете,
Прекрасно знает -
Притяженье - ложь!
Есть лишь печаль,
И та - тихонько тонет,
И есть улыбка.
Холоден рассвет,
И просто бьется дождь
О парапет,
А вот дождинки,
Умирая,
Стонут.


***
Чуть простыл. Продуло - это ближе...
Ах, какие ветры на Руси!
Ну, давай-ка, чаю принеси,
Я устал весь день торчать на крыше...
Не волнуйся. Скоро буду в норме :
Завтра, как всегда, спортзал и тир...
Специальность, мать ее ети,
Ну никак нельзя мне быть не в форме!
Но зато... Какой горел закат,
Яркий и прожорливый, как пламя!
Истекая кровью перед нами,
Он хотел сказать, что виноват.
Я на кровле стыл, его кляня,
На прицеле намерзал парок...
Знаешь, я в закат спустил курок,
А клиент... Пусть поживёт три дня.


***
Просто я умею так любить:
Как спросонья,
Тонко, необычно:
В сквере осень
Поймана с поличным,
И, наверно,
Заедает быт:
Толстый чайник щёлкнет,
Закипая,
Кипа дел на письменном столе.
Много параллелей на Земле,
Не войдёшь ты в кухню выпить чаю.
Я - скучаю.
Знаешь, я скучаю!
И слоняюсь в четырёх стенах,
Мистикою выцветшего сна
Очарован :
Как-то чрезвычайно!
В сквере осень стонет мокрый блюз
Серым уткам,
Призрачным и тонким,
А у них на пальцах -
Перепонки:
Может, потому я и не сплю?
Шум машины:
Лязгнет громко люк,
Звук
Вонзится в стёкла,
Истончаясь:
Наливаю пару кружек чая:
Приезжай.
Я так тебя люблю!


***
Мне хорошо в апрельский снегопад -
Он память не тревожит. Город светел.
На улице вовсю играют дети
И дворник их ругает, всех подряд

За то, что в спину кинули снежком,
Что притоптали снег перед подъездом,
Вся суть его дешёвого наезда:
Так лень работать и ходить пешком:

О, Боже мой! Ну что за суета,
Как за окном, так и в моей квартире.
Наверно, нет покоя в этом мире,
Но есть апрель и снег. И красота.


***
Знаешь,
Это, наверное, здорово:
В стылых лужах
Ловить перелётную синь,
Что невесть каким чудом
Живёт в этом городе.
Это здорово, правда.
Откормленным боровом
С крыши солнце сжирает
Текучие бороды,
Город тает и ластится.
Только пингвин
В зоопарке мечтает
Об утреннем холоде,
О зиме,
Что царила вчера
В этом городе,
Мёрзлой рыбе
И блёклом сиянии
Льдин:
Он - пингвин.
В этом городе -
Только один,
Права нет у него
На погоду над городом,
Не прельщает его
Перелётная синь:
Он бы сам улетел
В край нетающих
Льдин:
Крылья в стороны,
С клювом раскрытым,
Пингвин
Как на паперти,
Холода просит,
Один.
Он, конечно, один.
Кто ещё просит холода?
Совершенно один:
Ах, пингвин ты,
Пингвин:


***
Эх, пушистая яблонька белая!
Не в цветении, просто в снегу.
Я, наверно, неправильно делаю:
Мне сказали уйти, я - бегу:

Задыхаюсь и хаю вчерашнее,
Убеждаю себя - это сон!
Но кренюсь я Пизанскою башнею,
И никто не исправит наклон.

Что - падение: Горечь не вечная,
Просто злит любопытство зевак,
И глупцы-теоретики вещие
Все гадают : 'А так ли? А так?'

Я - бегу. Я в безмерном скольжении
Сквозь февраль. Позади Рождество!
Отказаться при всём уважении -
Это значит, от мира всего!

Пусть весна нынче будет неспелая,
Пусть деревья согнутся в дугу:
Ах, пушистая яблонька белая,
Я - бегу. Ты - осталась в снегу.
Вновь бредет медлительная грусть
Тихими, бесшумными шагами...
Боже мой, что не случалось с нами,
Только странно - я еще держусь!

Я еще не вою вольным волком
На луну, на лампочку, на свет...
Я еще на все ищу ответ,
Только тело - в шрамах от осколков

И болит душа...
И смерти нет...


***
Искрился снег смеющейся метелью
За тем окном. Такая кутерьма!
Снаружи глупо пялилась зима.
Рисованная голубой пастелью

И пела стужа над старинной Тулой
Какую-то печаль или любовь,
А мне казалось, что ожил я вновь,
И что душа моя опять проснулась...


***
Долго я отчаянье лелеял,
Только это кончилось вчера,
И душа становится светлее
От еще живущего костра

Полыхнет над озером зарница
Словно сойка, пламенным крылом,
Отлетают листья. Или - лица?
Только не забыть бы о былом!

Только бы успеть поставить свечи -
Целый ряд свечей у алтаря!
За людей, что наши души лечат,
За людей, которые горят!


Скорая помощь

Минус на улице:
Дворик заброшенный:
Осень натянута, как тетива.
Может, и есть в этом что-то хорошее,
Только остыли пустые слова.
Падают, катятся, звонко, игриво.
Щиплют, как соль незажившую ранку:
Свежий морозец и свежее пиво.
Помнишь, вчера.. эту вот.. наркоманку..
Соседку:
Спасали от передоза:
Как она хрипела:
Испуганный парень с белыми глазами
Поливал ее холодной водой
И бил по щекам,
Чтобы выжила.
Хотя бы до приезда скорой:
В грязной ванной,
На годами не мытом кафеле,
Билось в судорогах
Молодое, испорченное женское тело:
Белая скорая с красными пятнами,
Троица медиков в серых халатах.
Мир, переставший терпеть непонятное:
Всё в три минуты вместится, ребята!
Минус на улице.
Осень в агонии.
Господи!
Было б на что там смотреть!
Снег, что за скорой стремится в погоню
И
Скорая помощь:
И
Скорая смерть.


Венгерские мотивы

Тихий, курортный Хевиз
Жжёт фонари в геранях:
Ах, как танцует немец
В маленьком ресторане!
Как провожает фрау -
Выправка - сквозь года!
Браво, мой бюргер, браво!
- Вы воевали, да?
- Да, воевал, в России,
- Эта рука - протез:
В общем, как расспросил я,
Он - офицер СС:
Бывший, не за идею -
- Бефель ист бефель, йа?
В Венгрии вот, болеет,
Лечится вся семья:
Но:
Как танцует с фрау!
Я, как в немом кино,
Пиво пью, 'Ловенбрау',
Им же - дарю вино,
Славное, в тридцать евро..
Он мне - бокал в ответ:
Пишут идеи - звери,
Он - не политик:
Нет!


***
Помнишь, как когда-то дождь безликий
Осыпался по сырым ветвям?
Нынче киноварь рекламных бликов
Жжёт асфальт: так много тут реклам!
Всё сверкает. Даже дождь на службе
Творчеству рекламных сволочей,
И горит, горит в усталых лужах
Желчный вечер в тысячу свечей.
Нет. Не приезжай. Чего же боле?
Ярок свет, да только это - тьма,
И лечу ее я алкоголем,
Чтоб не выжить вовсе из ума.
Знаешь, время не воротишь криком.
Не согнёшь спираль его в дугу.
Оставайся лучше в Мозамбике,
Я ж - в тайгу, наверное, сбегу,
Отлежусь. Иль сдохну там, на воле,
Только - сам! Ты слышишь? Только - сам!
Там, где дождь течет прозрачной болью
По живым и ласковым ветвям.


***
Какая слава!
Черный дым по окнам,
Как кисточкой -
Махнул, и нет преград!
Горит прекрасный храм...
Лицо от слёз промокло
И счастлив,
Как ребёнок,
Герострат...


***
Меня коснулась тень дождя,
И я тебя почти не слышу...
Дождь, на гигантских водных лыжах
Над городом летит, гудя,
Ласкает листья и цветы,
И, косо тучу нахлобучив,
Смеется. Он такой живучий!
Да будет дождь! Да я. Да ты.


***
Разве вот так бывает?
Иней сведёт с ума:
Тает слепящий синий дымок сигареты:
А не мою случайность -
Испепелит зима:.
Нету награды, нету прощенья, нету.
Как объяснить смогу я
Общепонятный смысл?
Где потерялись блики янтарных сосен?
Но за окном тугую
Инеевую пургу
Ты наблюдаешь. Это печально.
Очень.


***
Вечер с привкусом горчащих сигарет
Источает аромат печали.
Чалый ветер ветви обручает,
Чуть дыша, души в себе не чая:
Мы сидим за пятой чашкой чая.
Истончая лунный силуэт.
Тут весна танцует менуэт,
Зов кларнета в ветре различая.
Неохотно, будто бы скучая,
Наши души пристально сличает
Вечер с привкусом горчащих сигарет:


Весеннее убийственное

Какой -
На славу!
Выдался апрель!
Текучий:
Промокающий, как зонтик:.
Вдоль улицы:
Творенья древних зодчих,
Заплаканы.
Не смеют снять запрет
На разрушение:
Стоят окаменело,
И - в окнах увядающей души
Сквозит усталость.
Вот бы им -
Не жить!
Совсем, как мне:
Пустое:
Право дело!


***
Я - дикий!
Это не седина на висках!
Это серебристая пыль из-под копыт
Великой Орды,
Вечно спешащей навстречу...
Ветер исходит криком,
Комья мокрого снега летят в кусты,
Мимо!
Прочь все с пути,
Искалечу!
В мире есть я и ты...
В мире есть кто-то вечный,
Где-то, у края мечты...
Вектор Орды растёт
К раю - перпендикулярно,
Линией папиллярной.
Линия жизни - не в счёт!
Что ваша жизнь?
Живот...
Вспорем, и всё!
Янтарным блеском горят глаза
Злой и свободной кошки.
Что ей - Дедал, Икар ты?
Поговорим немножко?
Хочешь, сыграем в карты?
Двадцать четыре туза.
 
Rambler's Top100